ДЖОРДЖ ХАРРИСОН ВО ВРИНДАВАНЕ.

Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада

Джордж на протяжении многих лет обсуждал с друзьями возможность совместной поездки во Вриндаван. В этой деревушке, к юго-востоку от Дели, пять тысяч лет тому назад родился Кришна. В апреле 1996 года он вылетел в Мадрас, Южная Индия, чтобы записать вместе с Рави Шанкаром альбом традиционных индийских песен и мантр.

Воспользовавшись возможностью посетить родное селение Кришны, он встретился с Мукундой и Шьямасундарой в делийском отеле Тадж, и они все вместе отправились в самое священное для индусов место — Вриндаван.

Когда то, 30 лет тому назад, здесь, в крошечной комнатке при храме Радха Дамодара. в полном одиночестве жил Прабхупада. В 1965 году он сел на грузовой пароход и покинул Индию. После четырех лет неустанной проповеднической деятельности в Америке и Европе он вернулся во Вриндаван со своим первым западным учеником. Прабхупада предсказал, что в ближайшие годы во Вриндаван приедет множество паломников, и он хотел, чтобы все паломники жили в хороших условиях. Благодаря поддержке Гурудаса и его жены Ямуны он построил белый мраморный храм и дом для гостей. В этом маленьком городке можно увидеть более 5000 храмов, среди которых есть совсем крошечные, но жители Вриндавана считают самым красивым храм Кришны Баларамы, построенный Прабхупадой.

В трех кварталах от храма стояла белая трехэтажная вилла, принадлежавшая Притху Дасу, одному из самых первых последователей Прабхупады в Германии. Притху пригласил Джорджа с друзьями пожить на его вилле.

Проехав через узкие неровные переулки, такси остановилось у тропинки, по которой к ним навстречу быстро шел рослый пятидесятилетний мужчина с обритой головой. Одной рукой он придерживал край своего одеяния, другую протянул за чемоданом Джорджа. Джордж отмахнулся.

«Великому человеку не подобает самому тащить свой чемодан», — пошутил Притху.

«Верно, — согласился Джордж. — Но где великий человек?»

Они зашли в дом, оставив свой багаж в вестибюле, в котором рядами стояли горшки с растениями. Уже было слишком поздно для совершения паломничества, и кто-то предложил подняться на крышу и составить график экскурсий на завтра. По чисто вымытой каменной лестнице они поднялись на плоскую крышу, откуда открывал вид
на фруктовые сады и резные купола храмов. Солнце медленно опускалось за холмы и деревья. Притху прицелился в них камерой и помахал рукой, предлагая все троим сфотографироваться вместе. Обняв Мукунду, Шьямасундара, Джордж засмеялся, откинул с глаз волосы и высоко поднял свой мешочек для четок: «После всех этих лет мы по-прежнему с Кришной», — восклинул он.

Тот день был длинным. После того как все поклонились друг другу и прочитали молитвы благодарности, Джордж удалился в свою комнату. Всю ночь напролет в городке не умолкали звуки киртана, в храмах горели свечи, в то время как в лесу, согласно преданию, Кришна и гопи танцевали под лунным светом.

Джордж не мог заставить себя подняться с постели хоть и было уже около 11 утра. Услышав за дверью тихие шаги, он встал и выглянул в коридор: снаружи, возле двери, дымился термос со свежим травяным чаем. Волшебный эликсир сделал свое дело, и вскоре сияющий свежестью Джордж вышел из своей комнаты в белоснежных штанах
и курте: его шея была плотно обвита бусинками туласи, в правой руке он держал мешочек для четок. Он с нетерпением устремился навстречу новому дню. Наняв рикшу, друзья отправились в своё паломничество.

Первым делом они посетили самадхи Прабхупады — мраморный мемориал, под куполом которого покоилось тело учителя. Самадхи было построено рядом с храмом Кришна Баларам. Проходившие мимо паломники обратили внимание на несколько деталей на резном мраморном фасаде. Друзья вошли внутрь, поклонились самадхи и уселись в ряд, тихонько повторяя молитвы. Джордж закрыл глаза. Прошла минута, и он, открыв глаза, прошептал:

«Одна мысль, что Прабхупада здесь, совсем рядом … По его щеке скатилась слеза, и он смахнул ее мешочком для четок. — Что-то я немного размяк.

Рикша вез их по узеньким улочкам Вриндавана. Прибыв в Храм Радха Дамодар, они наклонили головы, чтобы зайти в крошечную комнату Прабхупады. За единственным маленьким окошком росли ароматные эвкалипты и деревья Тамал. Жители Вриндавана считали, что растущие в их городе деревья — это продвинутые души в своем последнем воплощении перед возвращением в духовный мир. Стволы растущих рядом с окном деревьев были отполированы до белизны: сколько раз к ним прикасались руки паломников за все эти годы! Каждый посетитель этой комнаты пытался представить, что чувствовал Прабхупада в свои семьдесят лет, когда он, глядя в окно, думал, что ему предстоит покинуть Вриндаван и отправиться в чужой и негостеприимный западный мир. Зачем он это сделал? И какой бы была их судьба, если бы он тогда не приехал в Америку?

Джордж неистово повторял мантры. Возле стены стояли музыкальные инструменты. Притху взял в руки переносную
гармонику и начал воспевать молитву. Мукунда взял мридангу и начал отбивать ритм. Джордж бил в медный гонг.

Они воспевали классическую маха мантру Харе Крuшна. По мере ускорения темпа воспевания усиливалось их ощущение мистической загадочности этого места. Каким образом эта глубочайшая из всех тайн попала в Англию и Америку; и чем они заслужили пребывание в самом сердце этой загадки; как это получилось, что их жизнь
спасена. И сколько препятствий подстерегает их на пути к Богу, к блаженству ощущения Его любви. Киртан закончился. Наступила долгая пауза. Они плакали.

Это длилось лишь какое-то мгновение, вспоминал Шьямасундар, — но Прабхупада действительно присутствовал там. Мы ощутили его любовь и почувствовали, что он рад видеть нас всех вместе».

Затем они гуляли по городу 5000 храмов. Прямо Ha дороге сидели люди и пели. Кто-то из них протянул руку к небу.

«Темной ночью пастушки Гопи, услышав флейту Кришны, бросились на ее звуки, — пел он на местном диалекте брадж. — Кришна распространил Себя в такое количество форм, сколько было пастушек, чтобы каждая гопи испытала счастье, думая, что лишь с ней одной танцует её возлюбленный. И в тот момент, когда гопи слишком возгордились, Кришна исчез и пастушки от разлуки с ним потеряли рассудок.

Джордж не говорил на диалекте брадж, но он понял о чем пел тот человек: грусть и тоска не нуждаются в переводе. Но в этой печали не было безысходности, через минуту певцы забили в барабаны и запели веселую мелодию.

Прохожие останавливались и пускались в пляс с воздетыми к небу руками, они медленно приседали, затем вскакивали. Никто никем не руководил: все происходило спонтанно, и люди танцевали, следуя своему внутреннему чувству.

Джордж и его друзья молча шагали по дороге. Им все время попадались группы, воспевавшие киртан. Звон колоколов в храмах смешивался со звуками барабанов, ручных колокольчиков и хлопков в ладоши. Казалось, весь мир погрузился в музыку. В других местах коллективное воспевание святых имен происходит лишь раз в неделю, во время особой программы или по выходным дням в центрах медитации; здесь же, во Вриндаване, это происходит
ежесекундно, и для жителей Вриндавана воспевание святых имен так же естественно, как дыхание.

Они спустились к набережной реки Ямуна. Немного поторговавшись, они наняли гида с лодкой и поплыли по священным водам, вдоль берега, разглядывая храмы и развалины древних дворцов. По всему берегу их сопровождали стаи обезьян, которые скакали на каменных парапетах, свисали с балконов.

Они причалили к берегу и вновь зашагали по узким улочками и переулкам. Старик с лицом, изборожденным глубокими морщинами, сидя на корточках, возился с допотопным велосипедом. Несколько маленьких мальчиков терпеливо набирали воду из потрескавшейся железной помпы. Джордж запечатлел их лица на видеокамеру,
захватив в кадр несколько выдающихся архитектурных деталей. «Взгляните на это», — воскликнул он, снимая ярко раскрашенные во все цвета радуги ворота. »

К трем часам дня они вернулись в храм Кришна Баларам. К Джорджу подошел незнакомый молодой американец и обнял его. «Твоя песня» Мой Сладостный Господь» перевернула всю мою жизнь», — сказал он сквозь слезы.

Ну что ж, — ответил Джордж, опустив глаза, это хорошо, что хоть кому-то она принесла пользу». Он был благодарен жизни за эти моменты, возмещавшие прошлые судебные процессы и обвинения в плагиате.

Храм был заполнен вайшнавами, ожидавшими открытия алтаря. «Давайте совершим служение, и споем для них, — предложил Джордж. Они уселись рядом с десятком других преданных, возле закрытого алтаря, и начали воспевать Харе Кришна. Вначале Джорджу не понравилось звучание киртана, его лицо омрачилось: голова разболелась» -произнес он. Но киртан набирал силу резонируя в просторном мраморном храме. Он закрыл глаза и предался
воспеванию. Друзьям Джорджа казалось, что никогда прежде его голос не звучал так глубоко и красиво.

В тот день в храме присутствовала молодая американка по имени Карнамрита, приехавшая в Индию, чтобы учиться классическому пению. Она с детства слушала пластинку Джорджа «Харе Кришна Мантра»и знала ее наизусть до мельчайших нюансов. Услышав ее голос, напомнивший ему голос молодой Ямуны, Джордж открыл глаза. Он повернулся к Карнамрите, улыбнулся и жестом пригласил ее присесть рядом с ним. Вместе они спели весь репертуар, который тридцать лет тому назад был исполнен в Лондоне. Он передавал эстафету представителям нового поколения, которые, возможно, достигнут больших успехов в деле улучшения мира, чем их родители.

«Он вел себя так, словно все мы были обычными преданными, воспевавшими Кришну, — вспоминала Карнамрита. — За свою жизнь я повидала многих знаменитостей. Им положено соблюдать с нами определенную дистанцию. Но с Джорджем все было по-другому. Просто мы, одновременно оказавшись в храме, во Вриндаване, начали воспевать Святые Имена, и это захватило нас обоих.

Спустились сумерки, в которых были едва различиимы крыши храмов. Друзья собрались в гостиной, на виллле Притху. Они долго беседовали, слушали записи лекций Прабхупады и музыки, исполняемой последователями Кришны из разных стран. Затем Джордж взял гитару и сыграл несколько отрывков из своих песен, а также из песен других музыкантов, в частности из песни Дилана » В каждой песчинке». Во Вриндаване они вновь обрели рай и хоть ненадолго забыли о проблемах окружавшего их мира, который все больше и больше погружался в материализм.

В день отъезда они упаковали чемоданы, поблагодарили Притху за гостеприимство и на такси отправились в Дели. Их такси качало из стороны в стороны, и казалось, они ехали по сплошным ухабам. Храмы и рощи сменились дорогами и полями. Сельчане работали на полях в подобранных до колен дхоти и в тюрбанах, защищавших их головы от тусклого полуденного солнца. Деревья и хижины уступили место низкому, жесткому кустарнику, а затем появились асфальтовые дороги. Вот и Дели, который в эти часы пик покрыт плотным смогом.
Быть может, Вриндаван им приснился? Может, они вообще никуда отсюда не уезжали. Или же Вриндаван был реальностью; а теперь они забылись сном?

Джошуа М.Грин. (Йогешвара дас) «Здесь восходит солнце»

Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада axd1joftaom Джордж Харрисон,Харе Кришна, Харрисон во Вриндаване, Харрисон и Прабхупада

Оставь комментарий первым! Нам важно Ваше мнение!

Оставьте комментарий!

Ваш email адрес не будет опубликован!


*


Ниже Вы можете оставить свой комментарий!!! Мы очень ждем Ваших отзывов!